Иван Логинов

Соринка в третьем глазу

[sticky post]ЯЩИК (почтовый)
ivan_loguinov
      Приветственная речь еще не готова, но сообщения от гостей уже принимаются (для зашедших по внешней ссылке - "оставить комментарий". Общего плана - здесь, по поводу романа - в следующей записи, какого-то другого конкретного произведения - там, дальше).
      Понимаю, что тут полный бардак, и продолжаю работу над наведением некоего порядка.
      То, что уже рассортировано, достается по меткам на правой панели, кои исполняют роль тематического оглавления.
      Остальное пока свалено в подвале. Если полезете - смотрите под ноги.
      Для тех, кто не рискнет углубляться, скажу в двух словах. Журнал, скорее, литературный. Во всяком случае, без картинок. Наверное, авторский. По крайней мере, без репостов и копипаста (я не против них, просто мне с руки - по-другому))
      Комментировать можно всем, все и по-всякому. Автор настолько сноб, что даже на прямые оскорбления не всегда обижается))
      Здесь все открыто, разрешено и взаимно.
      Для продолжения знакомства достаточно просто добавиться в друзья.
      В любом случае, спасибо за визит. Если оставите адрес - нанесу ответный.
      В других сетях тоже самое: http://ivan-loguinov.blogspot.com/p/blog-page_15.html
      Три основных сайта:
      ЛИТЕРАТУРНЫЙ СУНДУК Ивана Логинова. Авторские тексты: фантастика, проза, стихи, юмор. Переводы. Читать и скачать бесплатно: http://ivan-loguinov.blogspot.com
      СЕРЕБРЯНЫЙ ВЕК. Авторские сборники русских поэтов. Читать и скачать в разных форматах: http://rusilverage.blogspot.com
      СЕРЕБРЯНЫЙ ВЕК. Поэзия. Стихи русских поэтов рубежа 19-20 вв: http://silveragepoetry.blogspot.com


ПРИЗВАННЫЙ. Возможно, баллада. Роман. Фантастика. Ироничный киберпанк на сугубо российской почве.
ivan_loguinov

Иван Логинов

ПРИЗВАННЫЙ

Возможно, баллада

Пространство огромно, ограничено лишь звездами на черно-фиолетовом небе, изогнувшемся гигантским куполом. Снизу, в некотором углублении, противолежит ему широкая заснеженная котловина, круглая, как арена, окаймленная черно-зеленой зубчатой стеной вековых елей. Солнце сползло за кромку горизонта, по-видимому, недавно – слева подножие неба еще темно-синее. Но полная луна справа уже набрала свой максимум мертвенного света. Звенящий звук, скорее возвращенное эхо, объемная акустика почти необъятного пространства, утяжеляется, ритмизуется, будто далеко-далеко, где-то там, за пределами окоема, спокойно, ровно, холодно бьется громадное сердце. Подмораживает. Стылые крупные звезды лениво мигают, прикрывая веки на три четверти. Равнина отблескивает мириадами льдистых кристаллов, словно присыпанная алмазной пылью. Если ступить на твердый наст, хруст, скрип, шорох отчетливо разнесутся по всей округе. Но ощущение, возможно, обманчиво. Впереди, у дальнего края черно-зеленой каймы, зарождается еще неявное мельтешение, некое колыхание теней, змеящиеся разводы. В полном безмолвии, сопровождаемое лишь мистическим пульсом пространства, больше ритмом, чем звуком, клубящееся и роящееся облако отделяется от мглисто-темного фона и, постепенно приближаясь, принимается растекаться в размерах. По обеим сторонам из него вырываются стелющимся рыскающим наметом матерые волчары, серебристо-серые, почти светящиеся под луной, с шарящим взглядом настороженных злобно-зеленых глаз. А в самом центре, вкруг коего и плетутся охранные кружева сопровождения, бесшумно и величественно выдвигается в переливчато-аспидной чешуе нечто гордо-крылатое, но перемещающееся в ползучей манере, плавными извивами, враскачку, балансируя далеко отставленным хвостом с вздернутым веретенообразным кончиком. Но трепещущее охвостье, вопреки ожиданиям, не дребезжит, не шелестит и даже не мерцает при вращении, и не оно неотразимо притягивает внимание. Вытянутая морда крылатого увенчана узким обоюдоострым костяным наростом, который медленно наливается фиолетовым и на пике насыщенности вспыхивает ослепительно-сиреневым в такт вселенскому пульсу. Время застывает. Движение продолжается, однако нигде ничего не меняется, композиция достигает завершенности. Наступает вечность.
          Но не навсегда. Изображение начинает съеживаться, сначала едва заметно, потом с нарастающим ускорением, лавинообразно, водопадно, сбегается к фокусу, втягивается в некрутящуюся воронку и стремительно отдаляется в глубину тоннеля. Сливается в точку и, выбросив напоследок четыре длинных луча, исчезает.
          Видимо, это не здесь и не сейчас.


          Полностью:

                 1) цельным куском:

                    a) http://samlib.ru/l/loginow_i_i/prizvanyj_vozmozhno_ballada.shtml

                    b) http://www.proza.ru/2013/05/12/655

        2) внарезку по постам: http://ivan-loguinov.livejournal.com/tag/%C2%AB%D0%9F%D0%A0%D0%98%D0%97%D0%92%D0%90%D0%9D%D0%9D%D0%AB%D0%99.%20%D0%92%D0%BE%D0%B7%D0%BC%D0%BE%D0%B6%D0%BD%D0%BE%C2%B8%20%D0%B1%D0%B0%D0%BB%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B0%C2%BB
                 3) Ссылки на скачивание: http://ivan-loguinov.livejournal.com/94059.html


Зинаида Гиппиус. ТАМ
ivan_loguinov
       
            Я в лодке Харона, с гребцом безучастным.
            Как олово, густы тяжелые воды.
            Туманная сырость над Стиксом безгласным.
            Из темного камня небесные своды.
            Вот Лета. Не слышу я лепета Леты.
            Беззвучны удары раскидистых весел.
            На камень небесный багровые светы
            Фонарь наш неяркий и трепетный бросил.
            Вода непрозрачна и скована ленью...
            Разбужены светом, испуганы тенью,
            Преследуют лодку в бесшумной тревоге
            Тупая сова, две летучие мыши,
            Упырь тонкокрылый, седой и безногий...
            Но лодка скользит не быстрей и не тише.
            Упырь меня тронул крылом своим влажным...
            Бездумно слежу я за стаей послушной,
            И все мне здесь кажется странно-неважным,
            И сердце, как там, на земле, – равнодушно.
            Я помню, конца мы искали порою,
            И ждали, и верили смертной надежде...
            Но смерть оказалась такой же пустою,
            И так же мне скучно, как было и прежде.
            Ни боли, ни счастья, ни страха, ни мира,
            Нет даже забвения в ропоте Леты...
            Над Стиксом безгласным туманно и сыро,
            И алые бродят по камням отсветы.

          1900


      Зинаида Гиппиус. СОБРАНИЕ СТИХОВ. 1889-1903



Зинаида Гиппиус. По торцам оледенелым...
ivan_loguinov
       
Белому и Блоку
     
       
            По торцам оледенелым,
                      В майский утренний мороз,
            Шел, блестя хитоном белым,
                      Опечаленный Христос.

            Он смотрел вдоль улиц длинных,
                      В стекла запертых дверей.
            Он искал своих невинных
                      Потерявшихся детей.

            Все – потерянные дети, –
                      Гневом Отчим дышат дни, –
            Но вот эти, но вот эти,
                      Эти двое – где они?

            Кто сирот похитил малых,
                      Кто их держит взаперти?
            Я их знаю, Ты мне дал их,
                      Если отнял – возврати...

            Покрывало в ветре билось,
                      Божьи волосы крутя...
            Не хочу, чтоб заблудилось
                      Неразумное дитя...

            В покрывале ветер свищет,
                      Гонит с севера мороз...
            Никогда их не отыщет,
                      Двух потерянных – Христос.

            Май 1918
            СПб
       
       
      Зинаида Гиппиус. РЕВОЛЮЦИЯ (Сб. СТИХИ. ДНЕВНИК. 1911-1921)


Зинаида Гиппиус. А. БЛОКУ
ivan_loguinov
 
…На танцульке в Кронштадте сильно выпивший матрос,
обиженный отказом барышни, сорвал икону Божьей Матери
и принялся с нею выплясывать. Через час он умер.
Легенда (или правда) наших дней


                        Впереди 12-ти не шел Христос:
                        Так сказали мне сами хамы.
                        Зато в Кронштадте пьяный матрос
                        Танцевал польку с Прекрасной Дамой.

                        Говорят, он умер… А если б и нет?
                        Вам не жаль Вашей Дамы, бедный поэт?

                       Апрель 1919
                       СПб

     
      Зинаида Гиппиус. СТИХОТВОРЕНИЯ, НЕ ВОШЕДШИЕ В АВТОРСКИЕ СБОРНИКИ



Зинаида Гиппиус. ЛЕНИНСКИЕ ДНИ
ivan_loguinov
     
«В эти дни не до „поэзии“»


                        О, этот бред партийный,
                             Игра, игра!
                        Уж лучше Киев самостийный
                             И Петлюра!..

                        12 декабря 1917
                        СПб


            Зинаида Гиппиус. СТИХОТВОРЕНИЯ, НЕ ВОШЕДШИЕ В АВТОРСКИЕ СБОРНИКИ:
            http://rusilverage.blogspot.com/2017/02/blog-post_11.html



Максимилиан Волошин. ПЛАВАНЬЕ (Одесса – Ак-Мечеть. 10-15 мая)
ivan_loguinov
       
Посв. Т. Цемах


          Мы пятый день плывем, не опуская
          Поднятых парусов,
          Ночуя в устьях рек, в лиманах, в лукоморьях,
          Где полная луна цветет по вечерам.

          Днем ветер гонит нас вдоль плоских,
          Пустынных отмелей, кипящих белой пеной.
          С кормы возвышенной, держась за руль резной,
          Я вижу,
          Как пляшет палуба,
          Как влажною парчою
          Сверкают груды вод, а дальше –
          Сквозь переплет снастей – пустынный окоем.
          Плеск срезанной волны,
          Тугие скрипы мачты,
          Журчанье под кормой
          И неподвижный парус...

          А сзади – город,
          Весь в красном исступленьи
          Расплесканных знамен,
          Весь воспаленный гневами и страхом,
          Ознобом слухов, дрожью ожиданий,
          Томимый голодом, поветриями, кровью,
          Где поздняя весна скользит украдкой
          В прозрачном кружеве акаций и цветов.

          А здесь безветрие, безмолвие, бездонность...
          И небо и вода – две створы
          Одной жемчужницы.
          В лучистых паутинах застыло солнце.
          Корабль повис в пространствах облачных,
          В сиянии притупленном и дымном.

          Вон виден берег твоей земли –
          Иссушенной, полынной, каменистой,
          Усталой быть распутьем народов и племен.

          Тебя свидетелем безумий их поставлю
          И проведу тропою лезвийной
          Сквозь пламена войны
          Братоубийственной, напрасной, безысходной,
          Чтоб ты пронес в себе великое молчанье
          Закатного, мерцающего моря.


Максимилиан Волошин. УСОБИЦА (Сб. НЕОПАЛИМАЯ КУПИНА):
http://rusilverage.blogspot.com/2016/01/blog-post_70.html



Максимилиан Волошин. Они пройдут – расплавленные годы...
ivan_loguinov
       
          Они пройдут – расплавленные годы
          Народных бурь и мятежей:
          Вчерашний раб, усталый от свободы,
          Возропщет, требуя цепей.
          Построит вновь казармы и остроги,
          Воздвигнет сломанный престол,
          А сам уйдет молчать в свои берлоги,
          Работать на полях, как вол.
          И, отрезвясь от крови и угара,
          Цареву радуясь бичу,
          От угольев погасшего пожара
          Затеплит ярую свечу.
          Молитесь же, терпите же, примите ж
          На плечи крест, на выю трон.
          На дне души гудит подводный Китеж –
          Наш неосуществимый сон!


Максимилиан Волошин. ПУТИ РОССИИ (Сб. НЕОПАЛИМАЯ КУПИНА):
http://rusilverage.blogspot.com/2016/01/blog-post_78.html



Максимилиан Волошин. МИР
ivan_loguinov
       
          С Россией кончено... На последях
          Ее мы прогалдели, проболтали,
          Пролузгали, пропили, проплевали,
          Замызгали на грязных площадях,
          Распродали на улицах: не надо ль
          Кому земли, республик, да свобод,
          Гражданских прав? И родину народ
          Сам выволок на гноище, как падаль.
          О, Господи, разверзни, расточи,
          Пошли на нас огнь, язвы и бичи,
          Германцев с запада, Монгол с востока,
          Отдай нас в рабство вновь и навсегда,
          Чтоб искупить смиренно и глубоко
          Иудин грех до Страшного Суда!


Максимилиан Волошин. ПУТИ РОССИИ (Сб. НЕОПАЛИМАЯ КУПИНА):
http://rusilverage.blogspot.com/2016/01/blog-post_78.html


Максимилиан Волошин. НА ВОКЗАЛЕ
ivan_loguinov
       
          В мутном свете увялых
          Электрических фонарей
          На узлах, тюках, одеялах
          Средь корзин, сундуков, ларей,
          На подсолнухах, на окурках,
          В сермягах, шинелях, бурках,
          То врозь, то кучей, то в ряд,
          На полу, на лестницах спят:
          Одни – раскидавшись – будто
          Подкошенные на корню,
          Другие – вывернув круто
          Шею, бедро, ступню.
          Меж ними бродит зараза
          И отравляет их кровь:
          Тиф, холера, проказа,
          Ненависть и любовь.
          Едят их поедом жадным
          Мухи, москиты, вши.
          Они задыхаются в смрадном
          Испареньи тел и души.
          Точно в загробном мире,
          Где каждый в себе несет
          Противовесы и гири
          Дневных страстей и забот.

          Так спят они по вокзалам,
          Вагонам, платформам, залам,
          По рынкам, по площадям,
          У стен, у отхожих ям:
          Беженцы из разоренных,
          Оголодавших столиц,
          Из городов опаленных,
          Деревень, аулов, станиц,
          Местечек: тысячи лиц...
          И социальный мессия,
          И баба с кучей ребят,
          Офицер, налетчик, солдат,
          Спекулянт, мужики –
                                          вся Россия.
          Вот лежит она, распята сном,
          По вековечным излогам,
          Расплесканная по дорогам,
          Искусанная огнем,
          С запекшимися губами,
          В грязи, в крови и во зле,
          И ловит воздух руками,
          И мечется по земле.
          И не может в бреду забыться,
          И не может очнуться от сна...
          Не все ли и всем простится,
          Кто выстрадал, как она?


Максимилиан Волошин. ПУТИ РОССИИ (Сб. НЕОПАЛИМАЯ КУПИНА):
http://rusilverage.blogspot.com/2016/01/blog-post_78.html



?

Log in